Максимальная цена или благотворительность

Продолжается скандал вокруг 62-й онкологической больницы. Директор биотехнологической компании «Биокад» Дмитрий Морозов назвал закупки его лекарств по низким ценам благотворительностью, Анатолий Махсон, бывший директор больницы, это опроверг, а простая активистка попробовала купить на сайте компании 20 пачек лекарства для себя и ей показали цену в 2 раза ниже депздравововской.

Глава компании биотехнологической компании «Биокад» Дмитрий Морозов заявил, что Анатолий Махсон, бывший директор МГОБ №62, сначала выпрашивал у него лекарства бесплатно, в качестве благотворительности, потом начал покупать их с огромной скидкой, поскольку компания не могла отдавать лекарства бесплатно по налоговым соображениям. А уже когда начался скандал, Махсон вот эту благотворительность приводил в качестве примера своих удачных, выгодных закупок в противоположность тому, что делает московский Департамент здравоохранения.

Сначала Морозову ответил Сталик Ханкишиев, который стал главным защитником Махсона и независимой 62-й больницы. Пост Сталика называется «Как врут перед допросами в генпрокуратуре», там много говорится о том, что «Биокад» часто встречается в протоколах аукционов, на которых лекарства продавались московскому департаменту здравоохранения по очень высоким ценам, и по которым сейчас должны пойти проверки. Позиция Сталика следующая: во-первых, благотворительность не идет через сайт «Госзакупки» и оформляется совсем другими документами. Во-вторых, в одном случае закупка двухсот ампул препарата Трастузумаб в 62-ю больницу в августе 2016 года действительно сопровождалась бесплатной передачей еще двухсот ампул. Но Ханкишиев утверждает, что на самом деле поставка всех четырехсот ампул в больницу №62 за почти десять миллионов рублей была выгодна компании, примерно 25000 рублей за одну ампулу — это и есть «честная» цена этого лекарства, а благотворительный транш был нужен для того, чтобы замаскировать огромную разницу в цене с поставкой в Депздрав месяцем ранее: тогда 4503 упаковки лекарства были проданы городу за почти 300 миллионов рублей, то есть по 66 000 рублей за ампулу.

Особенно ценен в посте Ханкишиева следственный эксперимент, который провел один из активистов движения за защиту больницы № 62. Ирина Аникина попробовала купить через сайт «Биокад» 20 упаковок лекарства Паклитаксел, как бы для себя, и получила, с учетом мелкооптовой скидки в 12,8%, цену в 2922 рубля за упаковку. Точно такое же лекарство партиями в тысячи и десятки тысяч упаковок город закупал по 5 800 рублей и по 4 350 рублей. 

Потом Сталик опубликовал письмо Анатолия Махсона, бывшего директора больницы №62, которое пришло ему уже после публикации его статьи. С разрешения Анатолия Нахимовича приводим его целиком:

«Сталик, привет!
В высказывании Морозова все ложь, ни слова правды. все ответы есть в опубликованных ранее документах. Если Вы посмотрите хронику, то в самом начале есть таблица закупок ДЗ и нашей больницы в 2014 и в 2016 гг. Там видно, что например в конце 2014 г., закупки иринотекана и у больницы и у ДЗ были по 518 руб. за флакон (точно не помню но порядок такой), а в 2016 г. больница купила иринотекан уже по 1170 руб.( могу немного ошибиться) а ДЗ централизованно по 5800 руб. за флакон. Все это фирма Биокад. Так вот вопрос — почему при «благотворительной» продаже через год у больницы цена возросла более чем в 2 раза, а главный вопрос — почему при централизованной закупке она возросла в 11 раз за 1 год на отечественный препарат.

Второй препарат трастузумаб — тоже Биокад. В июле 2016 г. централизованно ДЗ закупил препарат по 66 тысяч рублей флакон, а больница — по 49 тысяч руб. за флакон и тогда переплата при централизованной закупке составила 74 млн.руб. по сравнению с ценой больницы. Если 49 тысяч руб. была якобы благотворительная цена, тогда вопрос — почему в декабре этого же 2016 года, спустя 4 мес.,. . фирма Биокад продала централизованно ДЗ этот же препарат но уже по цене 34 тысячи руб. за флакон, т.е. в 2 раза дешевле. И какая это благотворительная цена, если больница в августе купила этот препарат по 49 тысяч рублей за флакон. Дело в том, что себестоимость препарата ниже даже 34 тысяч рублей за флакон. Просто в июле 2016 года не было конкуренции и истинных торгов, а Биокад имел сверхприбыль, даже при цене 49 тыс.руб. за флакон, цене которую выторговала больница у Биокад. В конце года в аукционе участвовала фирма Р-фарм, которой фирма РОШ разрешила делать скидки на оригинальный препарат трастузумаб, и чуть дороже 34 тысяч можно было купить оригинальный препарат. Это значит , что себестоимость трастузумаба фирмы Биокад еще значительно ниже. Благотворительные препараты мы получали не только от фирмы Биокад, но они вообще ничего не стоят».

Директор столичного НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента Давид Мелик-Гусейнов в разговоре с корреспондентом МедНовостей сказал, что, в этой истории еще рано ставить точку. В настоящий момент проходят масштабные проверки госзакупок и в городском департаменте здравоохранения, и в самой больнице. Но никаких «злостных нарушений» нигде не выявлено. Он уточнил, что закупки проводились по разным федеральным законам. Больница руководствовалась дающим больше маневренности ФЗ№223, департамент — ФЗ№44.

«Департамент не может объявлять аукцион по цене больше той, что зафиксирована в реестре федерального Минздрава, — пояснил Мелик-Гусейнов. — Но должен в качестве стартовой устанавливать максимальную цену — для того, чтобы не ограничивать участников. А дальше они уже должны играть на понижение. При этом кто-то демпенгует, чтобы выиграть аукцион, а кто-то сговаривается. И нередко на аукцион выходят два поставщика, заранее поделив этот рынок. Но бороться с этим задача не Минздрава, а ФАС».

По словам Мелик-Гусейнов, каким бы несовершенным ни был закон, если люди действуют строго в его рамках, то нельзя их шельмовать и говорить, что «если этот человек чиновник, значит — вор». Что касается этой истории, то, по его мнению, здесь требуется диалог. Иначе новые и новые подробности, факты и цифры будут всплывать до бесконечности.

А вот заместитель начальника Управления контроля социальной сферы и торговли Федеральной антимонопольной службы России Надежда Шаравская с такой трактовкой закона не согласна: «Заявление о том, что стартовая цена аукциона должна быть максимальной — не что иное, как дискредитация ФЗ-44, так как закон о закупках не содержит запретов по вопросу формирования начальной максимальной цены контракта (НМЦК), — отметила в своем комментарии для «ФармВестника» г-жа Шаравская. — Утверждение о том, что стартовая цена аукциона должна быть максимальной, не соответствует действительности. Тем более что имеется огромное количество примеров как на федеральном, так и на региональном уровнях, когда заказчики действуют в рамках ФЗ-44 иначе и добиваются максимального снижения бюджетных расходов».

В общем, суда по всему, факты и цифры и правда будут всплывать до бесконечности, а мы будем за этим следить. 

Источник: medportal.ru

Читайте также :

Оставьте ответ